?

Log in

напиши...


Кунгуров Буревестник или птичка с вестью на хвосте

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
Оригинал взят у s_fioletiviy в Кунгуров Буревестник или птичка с вестью на хвосте
О существовании этого, видно, популярного блогера я узнал случайно. От старого приятеля за кружкой пива. Разумеется, мы говорили за жизнь, ее серости и беспросветности. И тут приятель меня ошарашил! Потерпи до лета, будет революция. Откуда такая весть, спросил я. В ответ — читай Кунгурова… Вот так мне и надо, подумал я. В народ не хожу и, похоже, я пропустил что-то важное. Коль революция уже бродит в умах. Вернувшись домой, я стал искать посты этого пророка. Прочитал все с заголовком "Почему революция в России неизбежна" и еще парочку близких по теме. Что же осталось в осадке…
Задачу любой революции Кунгурова видит исключительно в преодолении технической и технологической отсталости страны. Так, технологическое отставание России от Европы и даже Японии привело к революции снизу в 1917 году. Перед этим маленькая и бедная Япония, совершив индустриальный переход за 30 лет, в пух и прах разгромила Российскую империю в 1905 году. Хотя, у России на индустриализацию было не 30, а почти 100 лет спокойствия после изгнания Наполеона. Но она не проводила реформы – и получила бомбы, террористов и революцию. В результате сменился политический строй, власть захватили большевики.
Но СССР через 70 лет наступил на те же грабли, что и царская Россия, считает блогер. Советский строй нуждался в модернизации, причем модернизации революционного характера. Ее не провели. Что привело к революции сверху в 1991 году. Вторая революция в России также кардинально изменила строй. Правда, Кунгуров тут же поправляется, что ее у нас никто не называет революцией, но это исключительно от стеснения.
Сам он эту революцию судит строго. Дескать, стоящую перед ней задачу та не выполнила. Значит, она не завершена и НЕИЗБЕЖНО будет сметена другой революцией. И постсоветская элита наступила на те же грабли, что царская Россия и СССР. На дворе постиндустриальная экономика, а мы застряли в индустриальной. Экономический базис, доставшийся РФ от СССР, принципиально не улучшился, а только деградировал. Да, пока еще РФ запускает космические корабли и строит АЭС. Но весь наш атомный, авиационно-космический и военный хайтек – наследие совка, которое не модернизировалось. Поэтому успешных пусков космических кораблей все меньше Доля локализации в производстве тех же атомных реакторов стремительно падает. Фактически Росатом уже не в состоянии производить реакторы без иностранных партнеров, и процесс технологической деградации не останавливается. Чтобы понять, к каким последствиям приводит такая ситуация, Кунгуров сравнил деятельность гиганта постиндустриализма и нашего индустриального гиганта. Так, 459 тысяч сотрудников "Газпрома" обеспечили компании в 2014 году чистую прибыль в размере $3,5 млрд., а 80 тысяч программистов, дизайнеров и клерков Apple сделали своим владельцам $39,5 млрд. чистой прибыли. Постиндустриализм – это не исчезновение индустрии, постиндустриальный уклад экономики – это когда основная часть прибавочной стоимости создается мозгами, а не отбойным молотком в шахте.
Далее аналитик иронически замечает. Вроде бы, к власти пришли не Швондеры, а гайдаро-чубайсы – интеллектуальная элита! Классные менеджеры! Но регресс наблюдался и в сфере управления – количество чиновников выросло по сравнению с совком. У каждого у них на столе компьютер, а качество управления упало ниже плинтуса. Советская система управления показала свою эффективность в жесточайших условиях военного времени. А нынешняя бюрократия впадает в полный ступор при малейшем отклонении от привычных условий.
Ускоряет процесс технологической деградации и коррупция. Во времена путинской стабильности и нефтегазовой халявы, длившейся более 10 лет, наши "государственные" нефтегазовые монстры нахватали кредитов на десятки миллиардов долларов. Если вы думаете, что они пошли на инвестиции и обновление основных фондов, то ошибаетесь. После нехитрых комбинаций эти деньги ушли обратно на Запад и материализовались в виде дворцов и яхт новой феодальной знати. И как раз сейчас эти долги надо отдавать. А тут мировые цены на энергоносители резко упали. Приходится наращивать экспорт той же нефти за бесценок, насиловать истощенные месторождения, чтобы расплатиться с европейскими банкирами. А те на всякий случай решили еще и отлучить РФ за "крымнаш" от кредитной сиськи. Увы, для индустриальной рентной экономики падение мировых цен на нефть – приговор.
Итак, если в начале прошлого века большевикам понадобилось 12 лет, чтобы перейти от захвата власти к решению главной задачи революции – индустриализации, то наша новая власть уже вдвое больше времени расслабляется, ничего не делая. А ведь им не пришлось три года воевать с белыми, давить восстания и отбиваться от интервентов. Антанта не воевала с новой Россией, не душила в тисках блокады, а заваливала ее кредитами и инвестициями. И Кунгуров делает вывод: страна подыхает. "Вылечить" ее никакими реформами уже невозможно. В конце XIX века альтернатива была такой: индустриализация или смерть. Сейчас альтернатива: постиндустриализация или смерть. А не проводили реформы – получите бомбы, террористов и революцию.
Но созрела ли в стане революционная ситуация? Ведь мой приятель говорил, что революция случится уже этим летом.
Блогер отмечает, что большинство уверенно заявляют, что революционной ситуации в РФ нет – верхи еще ого-го как могут, а низы страстно желают им быть ого-го. То есть революции никто не хочет. И сам он признает. Да, признаков революционной ситуации в РФ сегодня нет. Но кто хотел революцию в 1917 году? Да никто! Рабочие хотели 8-часовой рабочий день и хорошую зарплату. Солдаты хотели дембель, водку, гармошку и баб. Крестьяне хотели земли и доброго урожая. Обыватель хотел спокойной жизни. Список можно продолжать до бесконечности. Но в нем не будет никого, кто бы хотел революцию. Революция 1917 года произошла, когда ее никто не ждал, никто не хотел и не осознавал ее необходимости. Революция – это явление высшего порядка, она не зависит от чьего-то желания или нежелания. Нынешняя стадия по-научному называется "вызревание революционной ситуации", это латентная, то есть скрытая фаза любой революции. Поэтому революционная ситуация неизбежна по мере накопления противоречий. Во что она выльется? Поживем – увидим. Правда, о сроках революции Кунгуров далее поправляется. Вся история человечества свидетельствует, что революцию принципиально невозможно спрогнозировать.
Получается, о сроках начала революции летом мой приятель, ссылаясь на блогера, что-то напутал. Видно, пивко ударило в фантазию… С революционной ситуаций, причинами и сроками революции мы разобрались. Осталось выяснить какой будет революция, какая будет у нее идеология?
Многие свято уверены в том, считает Кунгуров, что революция происходит только тогда, когда массы проникнутся некоей идеей, а ужо тоды… Кто там сказал, что для революции нужна новая идеология, которой нет? Что за бред вы несете? В 1917 году, когда генералы уламывали Николашу отречься от престола, они какую такую "новую идеологию" имели в виду? Новая идеология – следствие революционных изменений, но не причина.
Что ж, понятно, когда идеологии нет, точно не предскажешь — какой будет третья революция в России – националистической (фашистской), социалистической (социализирующей), буржуазно-демократической, консервативной, либеральной? Однако, на вопрос, а красный флаг над Кремлем – возможно ли такое вновь? Блогер заминается: "Я вовсе не уверен в том, что через пару-тройку лет ликующая толпа сломает ворота Боровицкой башни Кремля и какой-нибудь лихой братишка, олицетворяющий народ, сухо щелкнув затвором автомата Калашникова, попросит "временных" удалиться с исторической сцены". Дескать, глупо считать такую революцию неизбежной лишь потому, что Карл Маркс что-то там предначертал полтора века назад.
Но для исследования возможности революции важно так же знать, какие партии, силы будут ее делать? Есть ли революционеры, революционный класс, вожди? Что говорит народ?
Посмотрим, предлагает Кунгуров, есть ли в сегодняшней России, если не партии, то хотя бы политические течения, выступающие за революционное преобразование общества? В царской России они существовали, потому что революционная ситуация там начала постепенно складываться уже с конца 50-х годов XIX столетия. Сегодня в РФ, повторюсь, революционной ситуации нет, в массах настроения, скорее контрреволюционны. Поэтому возникновение революционной партии противоречит законам социальной механики. Политических революционных организаций тоже нет. Всякая попытка объявить о создании такой организации превращается в цирк.
А вот революционеры, осознающие, что только революция дает шанс выживания России – есть, уверен блогер. Даже революционный класс теоретически должен быть. Раз есть господствующий класс (бюрократия), то должны быть и угнетаемые. Широкие народные массы к ним он не относит, ниже узнаем почему. Кто действительно страдает от произвола господ, так это так называемый средний класс, мелкая буржуазия и крупный капитал, имевший глупость связать себя с реальным производством. Да, именно этих людей душит коррупция, их давят тупыми законами, их убивает курс правящего режима. Но в РФ средний класс слишком слаб и раздроблен, а крупная буржуазия патологически труслива и априори готова к любому предательству общего дела ради частной выгоды.
Далее Кунгуров отмечает, у ватников есть просто железный аргумент против возможности сегодня революции в РФ: дескать, нет лидеров. Эх, дебилы! А кто был лидером революции в феврале 17-го? Никто!!! Во главе политических процессов были люди, желающие погасить революцию. Это были по сути контрреволюционеры. Да, именно поэтому революция и смела их всех без остатка! В лучшем случае – в эмиграцию. Многие наивно полагают, что революцию делают вожди. Мол, сначала появляются лидеры, они создают революционные партии – те начинают "будить народ", "раскачивать лодку", создают революционную ситуацию и в результате происходит революция. Нет, последовательность обратная.
Настало время поговорить о широких народных массах. Они, у блогера, по факту являются не угнетаемым большинством, а "миноритарным акционером" распильно-сырьевого режима. Принципиальных противоречий между народом и оффшорной элиткой нет. Поэтому народ не проявляет свою субъектность, то есть не проявляет свою политическую волю напрямую или хотя бы опосредованно через структуры гражданского общества. Назовите за последние пару десятилетий хоть один случай, когда бы наш народ проявил себя, как субъект, а не как овощ. В противовес Кунгуров приводит народ Бразилии. Помните, ее парламент отстранил от власти президента Дилму Русеф. Почему это произошло? Верный ответ только один: бразильский народ проявил себя, как субъект. Миллионы бразильцев вышли на улицу и сказали "Дилма, пошла вон!". Это были несанкционированные протесты, ни одна из политических партий в Бразилии не имела отношения к их организации. На улицы стихийно вывалил именно кипящий гневом НАРОД. И его воля привела к свержению режима Русеф. А чем, собственно, она провинилась перед бразильским народом? Причина в том, что правящий режим довел страну до экономического кризиса. Но в Бразилии народ проявил свою политическую волю, не дожидаясь, пока обанкротившиеся правители опустят его в клоаку. Народ восстал и прогнал президента. А что стало поводом (не путать с причиной) для массовых протестов в Бразилии? Коррумпированность власти. При этом Русеф обвиняли даже не напрямую в коррупции, а лишь в непротивлении ей. Но даже это в глазах бразильского народа сделало главу государства нелигитимным. А как русский народ отреагировал на многочисленные коррупционные скандалы в стране? Молчал.
Тут я не удержусь для небольшого замечания. Свои выводы блогер делает на фоне действительно молчащего русского народа. Но, говоря о протесте бразильского народа, он, я думаю, намеренно в этом месте не вспомнил об украинском народе. Что тот получил, когда с кондачка взревел, что уже изнемог от коррупции Януковича и вышел на Майдан?
Но далее нас ждет неожиданный поворот. Партий нет, вождей нет, революционный класс слаб, народ молчит. Так кто же будет делать революцию?
Как отмечает блогер, многие с ним соглашаются: да, революция, необходима. Но не понимают, кто ее будет делать – народ, дескать, сгнил, обленился и деградировал. В контрдовод он им говорит, именно поэтому революция и необходима. И будут делать ее гнилые, обленившиеся и деградировавшие люди, если коллективный разум возобладает над их ленью и гнилью. Ну, или они просто вымрут, как динозавры. Смысла (идеи) в этом овощном состоянии нет ни малейшего. Хочет народ революцию или не хочет – ему все равно придется что-то делать, чтоб решить хотя бы свои личные бытовые проблемы. А когда миллионы людей начнут "что-то делать" режим падет так же внезапно, как и монархия сто лет назад. И пох, какой у президента рейтинг, да хоть 146%! Перед революцией рейтинг свергаемого диктатора всегда высок. Разве простой народ ненавидел царя-батюшку? Нет, ненавидели губернаторов-беспредельщиков, войну, голод и холод, безденежье. Тогда про царя даже и думать некогда было.
Короче, революцию в России будет делать все-таки тупая, агрессивная от голода вата. Кунгуров даже приводит многозначительную картинку.
Окончательный его диагноз: революция в РФ в скором времени неизбежна. Так пусть сильнее грянет буря!.. А идеология, вожди и силы революции возникнут по ее ходу.
Теперь читатель ждет Сашины ехидные "Гы-гы" или крутую контраналитику. Но я не Жванецкий и не Кудрин. Так совпало, что когда Кунгуров писал свои посты, я писал о том же пьесу. Невольно между нами, несмотря на разные жанры текстов, возникла острая заочная полемика.
УБИТЬ ЦЕЗАРЯ
ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА
ВЕКТОР, командир организации "БРУТ".
ГЮРЗА,
МОНАХ,
БОТАН,
ХАКЕР, ее бойцы.
СПЕЦ, бывший спецназовец ГРУ,
ДЕД, родственник Вектора по материнской линии.
ШЕСТАЯ, телохранительница.
ЖБАН, друг Спеца.
МАРК БРУТ,
СЕРВИЛИЯ, его мать,
ПОРЦИЯ, его жена.
КАССИЙ,
ЦИМБЕР, заговорщики убийства Цезаря.
ЦЕЗАРЬ.
ВОЛУМНИЙ,
СТРАТОН, друзья Брута.
НЕЧАЕВ.
ЖЕЛЯБОВ.
СТРАЖНИК.
МАЙОР,
КАПИТАН, полицейские.
ПРОЛОГ
Подвал московского дома. В нем разместился штаб молодежной революционной организации. На задней стене помещения стилизованный портрет Че Гевары в военном берете с ярко-красной звездой. Под ним длинный стол. С двух его сторон сидят бойцы. Кресло командира пусто. Бойцов в ожидании командира уткнулись в свои смартфоны. Один лишь Монах сидит без смартфона в руках. А единственный в черном берете с красной звездой Ботан вдруг начинает напевать.
БОТАН.   Опять по пятницам пойдут свидания
И слезы горькие моей родни.
Опять по пятницам...
ГЮРЗА.   Бойцы, слыхали? Ботан поет, словно заправский арестант. Что, Ботан, в мыслях уже обжил свои нары?
БОТАН.   Окстись, Гюрза! Какие нары? Не собираюсь я там чалиться. Просто на экране моего смартфона всплыла напоминалка. Сегодня пятница. А у меня дурная привычка в этот день напевать куплет из этой пес... (Но досказать не успевает, в подвал спускается Спец. Все бойцы дружно встают.)
СПЕЦ.   Сабур, бойцы! (Замечает, что при его появлении Монах крестится.) Бойцы, вы замечали? Наш монах-расстрига, когда я вхожу в подвал, всегда крестится. Будто явился антихрист.
БОТАН (хохоча).   Монах, ты такой наивный? Здесь, в подвале, все антихристы. Мы же революционеры. Значит, ад нам обеспечен. Ведь бросил же Данте первого революционера-террориста Брута в пасть Люциферу. Да еще рядышком с Иудой.
ГЮРЗА.   Ботан, ты заливаешь. Как мог Данте приравнять Брута с Иудой? Почему? Брут ведь боролся за свободу в Риме.
БОТАН.   Гюрза, и ты не читала "Божественную комедию".
ГЮРЗА.   Я начинала. Но быстро бросила: нудная книжка.
БОТАН.   Значит, ты не дошла до главного. До дна ада. Там в трех пастях Люцифера казнятся те, чей грех ужаснее всех. Предатели величества божеского – Иуда и величества кесаревского – Брут и Кассий. Так что гореть и тебе, Монах, в аду.
МОНАХ.   Я не боюсь ада. Я монах-воин.
ГЮРЗА.   Ну, жесть! Стращать революционеров адом. Такое художество как-то неприлично для поэта.
БОТАН.   А малевать революционеров бесами прилично? Хотя, в молодости Достоевский был петрашевцем, революционером.
ВЕКТОР.   И не отрекся же, когда его вывели на Семеновский плац… когда загремела предсмертная барабанная дробь... даже когда душа должна была вот-вот вылететь из тела… Но в этот последнее мгновение царь заменил ему смертную казнь. Эта божья и монаршья милость раскрыла, как почудилось Федору, ему глаза. Видеть бесов в своих бывших товарищах… Хотя, и отставной инженер-поручик, может, в Риме был бы Брут.
БОТАН.   Ну уж нет! Вектор. Кто родился Брутом, тот всюду Брут.
ХАКЕР.   Брут – он и в Африке.
БОТАН.   Верно, Хакер.
ЖБАН.   Ботаники, кончай гнать пургу. Уши стынут.
СПЕЦ.   Жбан прав. Все, все завязывают флудить. К делу. Обсудим новое задание.
БОТАН.   Спец, я надеюсь, цель, наконец-то, достойна потомков Че Гевары?
СПЕЦ.   Вряд ли. Зато стоит пятьдесят тысяч баксов.
ЖБАН.   Конкретно!.. (Спец извлекает из своей сумки конверт. Вытаскивает из него, фотографии, досье и инструкции по цели. Кладет те на стол. Все склоняются над столом.)
БОТАН (с досадой).   Спец, либерасты с телеэкранов стебаются над импотенцией революционных организаций. А ты опять подсовываешь нам цель – бандита. С меня хватит! Я ухожу.
СПЕЦ.   Ботан, стой! Без тебя нам сейчас никак. Это задание как раз для биохимика. Клиент заточился в своей усадьбе. Обложился охраной – не подобраться. Есть лишь одна зацепка, его привычка горца. Объект по утрам гуляет по усадьбе босиком по росе газонов. Ботан, тебе надо только похимичить с этой росой…
БОТАН.   С меня хватит. Надоело быть санитаром. Чистить капитал от криминала, а не бороться с его эксплуатацией. (Часть бойцов поддерживают его: "Давай борьбу с капиталом!" Другая часть Спеца: "Давай бабки!".)
СПЕЦ (перекрикивая всех).   Чё, давайте порамсуем?.. (Все замолкают. После недолгого размышления. В сторону.) Как нарошно: сегодня последняя пятница месяца. (К бойцам.) Ваша взяла. Обещаю, завтра у вас будут чегеваровские цели. (Отводит в сторону Вектора. О чем-то с ним тихо переговаривает. Возвращаются к бойцам.) Товарищи, на сегодня сбор закончен. Все свободны. (Бойцы расходятся. Вслед.) Вектор, не забудь, вечером встречаемся. И захвати куртку, ночи сейчас прохладные.
ВЕКТОР.   Не забуду. Захвачу. (Выходит из подвала.)
Спец один. Собирает со стола листки инструкции, досье и фотографии по заказанному объекту. Затем после короткого раздумья рвет их и бросает в мусорную корзину.
ПЕРВАЯ ЧАСТЬ
НА КРЫШЕ
дома, ночью. Появляются Спец и Вектор. Уходят на правый край крыши. Пристраиваются возле ее бордюра. Оба, не снимая перчаток, расчехляют снайперские винтовки Драгунова, собирают их к стрельбе. Затем Вектор прислоняется к бордюру крыши. Осматривает через оптический прицел винтовки дом впереди.
СПЕЦ.   Сообразил. Правильно вычислил: последний ряд балконов дома напротив. Наши цели появятся на втором балконе сверху.
ВЕКТОР.   Отсюда с крыши до балкона не близко. Да еще стрелять снизу вверх. Позиция неудобная.
СПЕЦ.   Верно, задачка у нас непростая. Ночью вообще стрелять сложно. Поэтому я позвал тебя. Здесь нужны лучшие стрелки. Во вторых, когда появятся цели точно неизвестно. Временной разброс: от полуночи до раннего утра. Как фишка ляжет.
ВЕКТОР.   Ясно.
Пауза.
СПЕЦ.   Вектор, ответь-ка. С чего бы это? Ведь у нас был один учитель по стрельбе. Но ты кладешь пули в мишень точнее меня. Будто ты, а не я бывал в горячих точках Кавказа.
ВЕКТОР.   Не зря же мой дед начал учить меня стрелять со школы.
СПЕЦ.   А я так догоняю. Гуру по-родственному поделился с тобой какими-то особыми секретами мастерства снайпера. Дед твой все-таки бывший афганец. Много чего знает.
ВЕКТОР.   Если такое и было, то на мышечном уровне. На словах дед повторял мне только одно. Если ты во сне никогда не целишься, то меняй винтовку на биллиардный кий...
СПЕЦ.   …может, вправду, собака зарыта в снах? Про них мне твой дед умолчал.
ВЕКТОР.   Еще я математик, Спец. Но это тоже заслуга деда. Он всегда мне говорил, что я должен закончить мехмат МГУ.
СПЕЦ.   Видать, такого стрелка мне сам бог послал. Сегодня у нас знатная стрельба.
ВЕКТОР.   Кстати, Спец, ты обещал, что на крыше расскажешь мне про наши цели. Кто эти господа? Про них ты лишь сказал, что хватит им коптить московский небосклон.
СПЕЦ.   Это два полицейских оборотня. Полковник и его зам. Это они держат нашу организацию на коротком поводке. Как говорится, крышуют... А на всех нас для подстраховки они завели уголовные дела. И в любую минуту могут повязать всю нашу организацию. Закатать каждого по полной, на много, много лет за колючку. Улик против нас у них полный сейф…
ВЕКТОР.   Так ты решил сыграть на опережение? Не дать им нас всех повязать.
СПЕЦ.   Да нет, пока они нас не тронут. Мы им нужны. Мы же выполняем их заказы. Они в свою очередь – своих главных заказчиков. От вышестоящих по службе за спасибо, от коммерсантов, бандюков – за зеленые. Кто конкретно их заказчики? Увы, полковник никогда мне их не раскрывал.
ВЕКТОР.   Ужель ты держишь слово, данное Ботану? Освобождаешь нашу организацию от рабства полковника. Чтобы завтра заняться чегеваровскими целями.
СПЕЦ.   Нет, это ты освобождаешь организацию от рабства полковника. Это ты Брут. А я по жизни не мятежник. Я живу в согласии с нашим миром. Я еще в школе изжил свое чувство вины за его дисгармонию. И всегда освобождался от лишних чувств. Да и, вообще, ощущать себя виновным за проступки других, по-моему, глупо. Неправильный житейский подход. Ложь, маразм и убогость нашего бытия меня вполне устраивает.
ВЕКТОР.   Какого же… ты приперся ночью на эту крышу со снайперской винтовкой?
СПЕЦ.   Тут другое, Вектор. Тут личная месть. Ладно, я расскажу тебе свою историю. Время у нас есть. Началась она с убийства моего отца. Он был полицейским. Я тогда был в командировке в горячей точке. Убийц не нашли, дело быстро замяли. И запустили версию, что мой отец был оборотнем… Я, конечно, в этот бред не поверил. Но со службы уволился. С таким пятном в ГРУ служить западло. И запил горькую. А в пьяном бреду в кругу бывших сослуживцев кричал, что найду убийц моего отца. Прикончу всех!.. Через какое-то время ко мне на квартиру заехал полковник, которого мы поджидаем сейчас на балконе. И отчитал меня за пьянство якобы на правах старого друга моего отца. Тогда он занял место в кабинете моего отца и получил полковника. Он взял с меня слово, что я брошу пить и устроюсь на работу. Но охранником я проработал недолго, вновь сорвался. Запил. Снова кричал, что достану убийц отца. Понятно, с такой послужной историей на работу мне было уже никогда не устроиться. Оставалось только бомжевать. Тогда-то полковник и предложил мне создать бригаду киллеров. А для прикрытия именовать ее подпольной революционной в кавычках организацией. Дескать, власти считают организации с левым окрасом на сегодня самыми безобидными. А значит, серьезно никого не заинтересуют. Однако в разговоре с полковником я невольно почувствовал другое. Что он хочет замазать меня криминалом. И главное, держать меня постоянно у себя на виду. Меня это насторожило. Возникло ощущение, что он или замешан в убийстве моего отца, или знает, кто его убил. Я решил проверить свои подозрения и согласился возглавить нашу организацию. Я окончательно протрезвел, начал собственное расследование. Чувство меня не обмануло. Я выяснил, что это мой отец заподозрил в своем заме и якобы друге оборотня. Начал собирать доказательства. Тот испугался разоблачения и устранил его. Вот почему я здесь, напротив балкона этого полковника. Ждать часа расплаты мне осталось недолго. Короче, я беру на себя полковника, а ты – зама. (Не снимая перчатки, массажирует пальцы рук.) За балконом будем следить по очереди. Ты первый. (Вектор снова через окуляр прицела наблюдает за балконом. Спец присаживается рядом спиной к бордюру крыши.)
Пауза.
ВЕКТОР.   Спец, а почему ты уверен, что полковник и его зам сейчас там, в квартире? И они обязательно выйдут на балкон.
СПЕЦ.   Все просто, Вектор. Каждую последнюю пятницу месяца он с замом всегда приезжает в эту конспиративную квартиру. Подбивать и делить нахапанные бабки. А после дележа они станут пить, чтобы утопить в водке и пиве свои накопившиеся за месяц стрессы и страхи. Все под богом ходим, у всех свои страхи. Затем они выйдут на балкон покурить. Тут и начнется наша работа.
Пауза
ВЕКТОР.   Зам вышел!
СПЕЦ.   Что-то рановато они сегодня выходят курить. Видно, бырыш ныне не густ. Иль торопятся в ад… (Тоже берет в руки Драгунова.)
ВЕКТОР.   Зам закурил. Но он вышел один.
СПЕЦ.   Спокойно, ждем второго.
ВЕКТОР (нервно).   …зам заканчивает курить, а полковника все нет.
СПЕЦ.   Видно, тот перебрал водяры и заснул на стуле. Или застрял в сортире. Вали зама. Работай! (Вектор прицеливается, стреляет.) Молодец! подполковник готов. А вот и второй явился, не запылился. (Прицеливается.) Работаю с ним, пока он рот разинул перед трупом напарника. (Стреляет.) Есть! Завалил полковника. Вектор, быстро сматываемся отсюда! Винтовки бросаем на крыше. Они чистые.
В ПОДВАЛЕ
По ступенькам спускаются Вектор и Спец. Вектор проходит вперед и садится в кресло.
СПЕЦ.   О, ты уже сел на мое место, командира. Не спешишь? Я еще тут. (На попытку Вектора освободить кресло.) Сиди, сиди. Я тебя понимаю. После киллерского адреналина сядешь даже на чью-то голову. И не заметишь. Хотя, ты правильно сел – это уже твое место. Да, теперь ты будешь командиром в этом подвале. Я ухожу из организации. Она мне больше не нужна. Убийцам моего отца я отомстил. Теперь займусь личным бытом. Главное, чтобы на меня никто не пер.
ВЕКТОР.   Переть на такой шкаф… себе дороже. Ужель есть смельчаки потерять здоровье?
СПЕЦ.   Сам удивляюсь их числу… А тебе желаю, побыстрее отвязаться от ментовской крыши.
ВЕКТОР.   Мы же убрали полковника и его зама.
СПЕЦ.   Но остались их подельники. Они такую жилу зеленых, как твоя организация, так просто не бросят. Но хватит разводить фальсафу. Мне пора собираться. (Берет со стола свою сумку, подходит к сейфу. Открывает его.) Теперь этот сейф будет твоим. Но пустым. Извини, Вектор, но нашу кассу я заберу. (Забирает из сейфа деньги, кладет их в сумку.)
ВЕКТОР.   Спец, верни деньги в сейф! (Вскакивает с кресла.) Наши бойцы не простят тебе грабеж партийной кассы.
СПЕЦ.   Спокойно, Вектор. (Извлекает из наплечной кобуры, спрятанной под курткой, пистолет Макаров.) Видишь, всегда находятся смельчаки переть на шкаф… Вектор, ты пойми меня правильно. Да, оперативники и следаки обнаружат сегодня в квартире полковника кучу бабок. Решат, что в квартире трупы оборотней. Была криминальная разборка. Но подельники полковника сразу поймут, что версия следователей туфта. Со временем свяжут убийство полковника с убийством моего отца. Выйдут на меня. Но я буду далеко и под другим именем. Деньги мне понадобятся на конспирацию. Причем на глубокую. Возможно, с пластической операцией. Все эти примочки стоят кучу бабла. Кажется, и в твоих интересах, чтобы подельники полковника меня не нашли. Ведь ты завалил его зама. Так и объяснишь своим бойцам. (Видит в сейфе початую бутылку с коньком. Убирает пистолет в кобуру. Достает бутылку.) О, мы с тобой еще выпьем на посошок. (Вытаскивает из тумбочки два бокала. Ставит их на стол. Разливает в них коньяк по самые края. Передает один бокал Вектору, второй поднимает сам. Вектор тоже поднимает бокал.) Ну, за твою удачу! (Пьют.) Я смотрю, дед тебя и пить научил. Ужель тоже можешь, как он? Вроде, пил со всеми, а тверезый. И так, сколько бы компания не разливала.
ВЕКТОР.   Могу. Натренирован.
СПЕЦ.   Эх, мне бы иметь такого деда, давно бы уже полковником ГРУ ходил… Но я сдержал свое слово, данное твоему деду. Огневую практику ты у меня прошел. Ну, прощай… Стоп! Чуть не забыл тебе сказать. В организации есть еще ментовский крот. Полковник по пьяни проговорился мне о нем. Но имя его так и не назвал. Лови крота. Для серьезных революционных дел опасно иметь его за спиной… Теперь, кажись, все. Прощай… надо же чуть не сказал Брут.
ВЕКТОР.   Ну какой я Брут.
СПЕЦ.   Ладно, прощай, Вектор.
ВЕКТОР.   Прощай, Спец. (Спец окончательно уходит. Вектор снова садится в кресло. Устало зевает.) Видно, коньяк перешиб мой адреналин с крыши. Разморил. Спать хочу, что сил нет. (Смотрит на наручные часы.) Пойти домой? Уже нет смысла. Скоро здесь соберутся бойцы. Подремлю-ка я пару часиков в кресле. Бойцы придут, разбудят. (Закрывает глаза. Быстро засыпает.)
СОН ПЕРВЫЙ
Сон неожиданно переносит его в античный Рим, дом Марка Брута. Тот в белой тунике решительно идет по залу к выходу. Но у порога Марк задерживается.
МАРК.   За этим порогом – Рим, гниющий от тирании, коррупции и бесчестия. Страшно выходить. Но отступать поздно. Заканчиваются Мартовские иды. Завтра тиран пустится на Восток за лаврами Александра. А бежать вслед за его носилками будет нелепо. Цезарь итак потешается надо мной. Дескать, Брут славный малый подождет, пока я сам умру... Да, Цезарь, было время, когда я был для тебя славным малым. Я даже мечтал вместе с тобой утвердить в Риме Добро! Так ты покорил меня своим великодушием после победы под Фарсалом над Помпеем. Ты бросил в огонь все компрометирующие его бумаги. Не читая. Такой Цезарь не может быть дурным – ликовал я. Как же тогда хохотал надо мной Цицерон. Ты, Марк, веришь, что Цезарь добровольно откажется от императорской тоги… Да это же курам на смех! Или ты, Марк, наивен до умопомрачения, или лжец… И ты, Цезарь, словно подтверждая его смех, надел на себя пурпурную тогу. А вскоре и вовсе потребовал от сынов Волчицы признать твое божественное происхождение. Почитать под именем Юпитера Юлия. Даже тиран царь Тарквиний Гордый не смел, считать себя богом. Жалкий Рим!.. Хотя, ты, Цезарь, прав. Я действительно славный малый. Во всем Риме ты не найдешь человека с такими предками, как у меня. Я прямой потомок Луция Юния Брута. О, как тебе, наверное, икается, когда ты вспоминаешь его имя. Это он сверг тирана Тарквиния Гордого и установил в Риме республику. А теперь, Цезарь, подумай. Может ли потомок Юния стать славным, а точнее слабым малым? Когда он, наконец, прозрел. Что тирана не уговорить, его можно только уничтожить. И я всажу свой кинжал тебе в сердце. Верну свободу Риму. Смерть или свобода! Вперед, Марк. (Появляется Сервилия.)
СЕРВИЛИЯ.   Стой, Марк! Ты куда это направился?
МАРК.   Ты же знаешь, мама. На заседание сената, в портик Помпея.
СЕРВИЛИЯ.   Но зачем ты прячешь под складками тоги кинжал? Да еще такой, какие носят легионеры. Его легче скрыть, чем меч.
МАРК.   О, мама, сыск у тебя в доме налажен отменно. Ничего от тебя не утаишь.
СЕРВИЛИЯ.   Не шути со мной, Марк. Я знаю, что ты задумал.
МАРК.   Вряд ли. Сыск в моей голове даже тебе не удастся наладить.
СЕРВИЛИЯ.   Хорошо, я не знаю, но я догадываюсь, что ты замыслил. Но ведь это Цезарь доверил тебе должность городского претора. И намекнул, что в будущем ты можешь рассчитывать на должность консула.
МАРК.   Брать должность из его рук, как подачку... Я огорчу тебя, мама. Нет такого выгодного рабства, ради которого я свернул бы с дороги свободы. Извини, меня зовут.
СЕРВИЛИЯ.   Кто тебя зовет? Я никого не слышу.
МАРК.   Меня зовут сыны Волчицы.
: СЕРВИЛИЯ.   Марк, не смеши. Как сыны Волчицы могут тебя звать? Они от страха перед властью Цезаря все язык проглотили.
МАРК.   Когда опасно говорить слова вслух, можно написать записку. Много записок. Я постоянно нахожу их в своем кабинете. Проглядел твой сыск. Вот утром под стулом я нашел такую (показывает ее матери, затем читает). Ты спишь, Марк, а Рим уже примеряет цепи. А под столом другую – Иль, ты не из породы истинных Брутов? Ужель твой сыск не донес тебе. Какие надписи стали появляться в Капитолии на пьедестале статуи моего предка Луция Юния Брута. Там каждое утро пишут – Вернись, консул! Нам тоже нужен Брут! Да ниспошлют нам небеса нового Брута! Или вон видишь, сейчас подбросили мне еще одну записку под дверь. (Опускается, поднимает ее, читает.) Марк, проснись, вставай, восстань! Рази, спасай Рим! Слышишь, мать, как все меня зовут. И тебе не остановить меня. Сегодня Рим снова увидит тираноборца Брута.
СЕРВИЛИЯ (невольно).   Но ты не Брут!.. Конечно, ты Марк, Но не Брут.
МАРК.   Я не Брут? Ты отказываешь мне в его смелости, воле и силе?
СЕРВИЛИЯ.   Ты сын Цезаря.
МАРК.   Ты шутишь, мать? Или лжешь?
СЕРВИЛИЯ.   Мне ль, твоей матери не знать, чей ты сын. И голос священной природы остановит тебя перед убийством отца. (Марк в смятении. Ходит взад-вперед. Безвольно к матери.)
МАРК.   Почему ты раньше мне не сказала, что Цезарь мой отец? Теперь в моих руках пропала твердость.
СЕРВИЛИЯ.   Я и Цезарю об этом сказала только вчера. (Входит Порция.) А вот и жена твоя. (К ней.) Порция, ты в курсе, куда и зачем собрался твой муж?
ПОРЦИЯ.   Нет. Но помни, Марк, чтобы ты не задумал, я всегда с тобой. На твоей стороне. (Сервилии.) Я вышла замуж за римлянина, достойного этого высокого звания. И я никогда не буду женой раба. Марк, я готова разделить твою судьбу до конца, до могилы. О, больше всего на свете я хочу, чтобы ты исполнил свой долг. Иди и исполни, что задумал.
СЕРВИЛИЯ.   Сумасшедшая. Он может погибнуть.
ПОРЦИЯ.   Да, я жена Марка. Но я еще дочь Катона. И в нашей семье все считали, что лучше умереть, чем быть рабом.
МАРК.   Как я могу не быть достойным такой жены! (Решительно матери.) Сервилия, своим признанием ты нанесла мне тяжкий удар. Но ты забыла главное. Я воспитывался, как потомок Брута. Мой дядя Катон всегда твердил мне. Имя Брутов, борцов с тиранами приклеено ко мне прочнее, чем туника Несса. Его не отодрать даже тебе, Сервилия. А несгибаемый Юний Брут и тут дает мне подсказку. Долг выше зова родной крови. Он ведь не пощадил своих сыновей, предателей республики. Казнил их… Я тоже всем докажу, что во мне живет дух подлинных Брутов! О, Рим, клянусь тебе, что свободу ты получишь из Марковой руки! Тирана встретит мой разящий кинжал. Спасу Рим иль вместе с ним погибну. Свобода или смерть! (Покидает дом.)
СЕРВИЛИЯ (в сторону).   Надо предупредить Цезаря? (Уходит.)
ПОРЦИЯ.   Пусть делу твоему, Марк, поможет небо. А я буду ждать тебя. И терпеть. (Убегает в свою комнату.)
Читать вторую часть: http://s-fioletiviy.livejournal.com/1900.html
Читать третью часть: http://s-fioletiviy.livejournal.com/1732.html
* * *